Аудиокниги
слушать онлайн
AudioKnigi-Online » Фантастика » Коваляускис Роберт - Хтонь

Аудиокнига Хтонь - автор Роберт Коваляускис

Скачай торрентом или слушай онлайн на сайте.
Описание:
После смерти Путина в Русской Православной Церкви забродило причастие. Бог возвращается в мир, чтобы объединить авраамические религии, и вселяется в тело патриарха Кирилла. Мир неизбежно утопает в Темном вине и мраке грядущего Нового средневековья. Ничего не подозревая, подпольный философ-порнозвезда Джоан Майклз лелеет мечты об уничтожении Царства Пениса через рождение Агендерного младенца, но вместо этого становится Козлом отпущения в показательном акте наказания человечества. Тем временем единственный человек, способный противостоять гневу Демиурга, бывший полицейский Иисус Селиванов, скорбит о том, что никто не хочет причащаться его Плоти и Крови.
Коваляускис Роберт - Хтонь
Рейтинг: 4.3 (3 голоса)

Полная версия книги убрана по просьбе правообладателя!
Вы можете скачать её с сайта партнёра Litres нажав на кнопку КУПИТЬ.
Также прослушать аудиофрагмент на нашем сайте.



Купить и скачать аудиокнигу
Слушать аудиокнигу Хтонь онлайн бесплатно и без регистрации на телефоне.
Подпишись на нашу группу Вконтакте и будь в курсе актуальных книжных новинок.
Группа ВКонтакте
1 комментарий:
Написать
  1. Гость Арсений
    0
    «Natura abhorret vacuum» - говорит Аристотель.
    «Создатель боится Мглы» - говорит Роберт Коваляускис.
    «Пх’нглуи мглв’нафх Ктулху Р’льех вгах’нагл фхтагн» - говорит бледный осьминог патриарх Кирилл, распластанный в невесомости. Человек не может осознать чистую идею о Боге и не сойти с ума. Как в произведениях Говарда Филипса Лавкрафта люди сходили с ума и низвергались в «пучину непроглядной темени и чужеродного существования» когда им доводилось увидеть нечто «иное», чего нельзя представить нашим зачаточным межушным ганглием и описать скудным словарным запасом, так патриарх Кирилл не может понять идею Бога, когда вместо привычного, утилитарного и светского символа сталкивается с реальным его проявлением.
    «Инопланетяне прилетают на Землю. Вокруг собираются делегации разных стран, религиозные лидеры и расспрашивают пришельцев об их жизни. Когда очередь доходит до Папы Римского, он спрашивает: "Знаете ли вы о Спасителе и Господе Боге нашем, Иисусе Христе?". "А, Иисус" - отвечает инопланетянин. "Конечно, мы его знаем. Он навещает нас каждый год, чтобы удостовериться, что мы в порядке". Удивленный, Папа восклицает: "Каждый год? Да мы уже 2000 лет ждем его второго пришествия!". Пришелец видит, что священник начинает гневаться, и пытается его успокоить: "Ну, может, ему нравится наш шоколад больше чем ваш". Папа изумляется: "Шоколад? А это здесь вообще при чем?". "Да, шоколад. Когда он впервые посетил нашу планету, мы подарили ему здоровую коробку шоколадок. Погодите, а вы что сделали? "»
    Авраамические религии имеют разные представления о втором пришествии, но все они неверны. Второе пришествие покажет людям истинный лавкрафтианский первозданный ужас и заставит их сжечь все когда-либо напечатанные Библии, Торы и Кораны в адском пламени температурой в 451 градус по Фаренгейту. Бог не может быть добр, потому что само понятие доброты относительно. В буддийской сутре о царе Ушинаре рассказывается о том, как боги Индра и Агни захотели испытать Ушинару, действительно ли он является Бодхисатвой и желает пробуждения всех живых существ. Индра обернулся соколом, Агни — голубем, и в птичьем облике оба появились перед царским дворцом. Голубь, преследуемый соколом, нашёл укрытие на груди Ушинары. Ушинара прижал его к своему сердцу и пообещал спасти ему жизнь. Но тогда к Ушинаре обратился сокол, с такими словами: «О великий царь, разве не ведомо тебе, что только пища поддерживает и сохраняет нам жизнь? Даже человек не может сохранить себе жизнь, если у него не будет пищи. Всякое живое существо без пищи гибнет. И если ты лишишь меня моей законной пищи, ты отнимешь у меня жизнь. Голубя ты спасешь, но меня ты погубишь». Тогда Ушинара отрезал от себя часть плоти, равную весу голубя и скормил её соколу. Идея жертвенности и пожирания плоти принимает поистине гротескные масштабы в романе «Хтонь».